Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 3.22)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Включить в ответный список какого-нибудь Илона Маска или Билла Гейтса, мне кажется, не вполне логично. Здесь ответы могут быть асимметричны. Но они могут касаться американских компаний, работающих в России, для которых российские рынки достаточно значимы. А у нас работают и энергетические компании, и финансовые организации, и консалтинговые структуры, и производители программного обеспечения. То есть можно найти что-то такое, чтобы уязвить отдельные американские компании. Но нужно ли это нам, пойдем ли мы по этому пути — об этом можно только догадываться.

Во всем этом, конечно, хорошего мало. Но мне кажется, что оснований для удивления у нас быть не должно, поскольку существует закон, принятый в США летом прошлого года, где перечислены все основания, по которым те или иные российские граждане или организации могут попасть в санкционный список. Этих оснований много, и они разные. Это основания, касающиеся и Украины, и так называемого вмешательства в американские выборы, и сирийской темы. И если посмотреть на тех, кто оказался в новом списке, то тут практически каждого участника можно подверстать к тому или иному положению закона.

Конечно, можно задаться вопросом, почему эти люди вошли в список, а другие — нет. На этот вопрос ответа мы не получим. А дальше возникает вопрос наших ответных мер. Потому что люди-то разные. В отношении той части списка, которая состоит из чиновников и политиков (а там есть люди и из исполнительной власти, и из парламента, и из числа губернаторов), то все более-менее понятно. Наверное, будут предприняты зеркальные меры и наверняка уже существует аналогичный список, в котором есть члены конгресса США, наиболее антироссийски настроенные. Наверное, можно и губернаторов американских найти при желании.

А если покопаться в вашингтонской бюрократии в ЦРУ или ФБР, то тут вообще выбор довольно большой. Гораздо труднее ответить на вопрос, как мы будем отвечать на включение в список наших крупных бизнесменов. Потому что если в политической сфере зеркальный ответ очевиден, то в экономической он не столь понятен по той причине, что экономики несопоставимы. Включить в ответный список какого-нибудь Илона Маска или Билла Гейтса, мне кажется, не вполне логично. Здесь ответы могут быть асимметричны. Но они могут касаться американских компаний, работающих в России, для которых российские рынки достаточно значимы. А у нас работают и энергетические компании, и финансовые организации, и консалтинговые структуры, и производители программного обеспечения. То есть можно найти что-то такое, чтобы уязвить отдельные американские компании. Но нужно ли это нам, пойдем ли мы по этому пути — об этом можно только догадываться.

Источник: БИЗНЕС Online.

Оценить статью
(Голосов: 9, Рейтинг: 3.22)
 (9 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся