Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: США в фокусе

Обнародованный Министерством финансов США за 10 минут до полуночи 29 января 2018 г. так называемый «кремлевский список», куда включены фактически все «кто есть кто» в российских верхах, генерировал предсказуемую реакцию. Хотя, как известно, все — это никто, прослеживается известный стиль, общий для всех американских администраций, который определяется емкой фразой «Я буду за тобой следить» (I'll watch you). Понятно, что это не новость для фигурантов, как, впрочем, и для многих других, кто имел опыт ведения дел с американцами. То, что список пока не санкционный, говорит как раз об этом.

Обнародованный Министерством финансов США за 10 минут до полуночи 29 января 2018 г. так называемый «кремлевский список», куда включены фактически все «кто есть кто» в российских верхах, генерировал предсказуемую реакцию. Хотя, как известно, все — это никто, прослеживается известный стиль, общий для всех американских администраций, который определяется емкой фразой «Я буду за тобой следить» (I'll watch you). Понятно, что это не новость для фигурантов, как, впрочем, и для многих других, кто имел опыт ведения дел с американцами. То, что список пока не санкционный, говорит как раз об этом.

Интерес представляет другое. Вводимые на основании Закона о противодействии противникам Америки посредством санкций от 2 августа 2017 г. новые (такие ли уж новые?) меры исполнительной власти ограничиваются сферой закупок продукции российского ВПК и транзакций с нашей разведкой. Последнее надо отнести на счет изобретательности и творческого потенциала новой Администрации США, которые никому не следует недооценивать. Что же касается, по сути, нечестной конкуренции на мировых рынках вооружений, то это полностью соответствует положениям опубликованной в декабре первой Стратегии национальной безопасности Администрации Д. Трампа (см. мой материал по Стратегии на сайте РСМД). Там речь идет о восстановлении обрабатывающей промышленности Америки, ставшей жертвой бесконтрольной, отданной на откуп рыночной стихии глобализации, через развитие своего ВПК. То есть друзьям и союзникам США придется закупать дополнительное количество продукции американского ВПК, независимо от реальных потребностей.

Так, не уйти наиболее продвинутым среди них от закупки дорогостоящих систем вооружений, подобных боевому самолету 5-го поколения F-35, который пока летает только по прямой и не освоен даже самими американскими военными. Применительно к союзникам в Европе НАТО, похоже, превращается в бизнес-проект и своего рода План Маршалла наоборот: теперь надо помогать Америке, что, видимо, справедливо — долг платежом красен. Вряд ли эти новые санкции повлияют на продажу С-400 Турции, но не исключено, что они объясняют негативную позицию Индии по приобретению этой системы, тем более что требуется весомое свидетельство действенности санкций в принципе, без конкретизации зарубежных клиентов российского ВПК.

Позиции Администрации в санкционных делах с Конгрессом усиливают ограничительные меры, введенные Вашингтоном накануне в связи с Крымом и востоком Украины, включая эпизод с якобы перенаправленными на полуостров турбинами «Сименса». Происходящее на этом треке наших отношений с США нельзя не рассматривать и вне более широкого контекста, также прописанного в Стратегии. Тут помогает вчерашнее интервью директора ЦРУ М. Помпео «Би-Би-Си», в котором он поставил на одну доску Россию и Китай в качестве источников потенциального вмешательства в промежуточные выборы в Конгресс в ноябре этого года. При этом, правда, заметил, что у Китая «более обширное присутствие» на американской территории, которое может быть использовано в указанных целях. Как бы то ни было, Россия и Китай фигурируют в связке в качестве главных конкурентов (отнюдь не обязательно противников) Америки и вершин киссинджеровского геополитического треугольника.

В итоге, определенные в Стратегии правила игры остаются — это конкуренция всех и вся, в том числе в «тройке», транзакционность международных отношений, но также «нормализация» взаимного «вмешательства в политические процессы». В свое время Ф.И. Тютчев заметил, что присвоение божественного является его отрицанием: надо полагать, то же происходит и с пресловутым вмешательством.

Оценить статью
(Голосов: 1, Рейтинг: 5)
 (1 голос)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся