Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 4, Рейтинг: 3)
 (4 голоса)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: Вооружения и безопасность

В последние дни официальные представители США и Великобритании выступили с заявлениями, которые позволяют судить о том, как видится на Западе «большая война» (то есть с Россией) в Европе. Эта новация появилась в первой Стратегии национальной безопасности Администрации Д. Трампа, утвержденной в декабре прошлого года, ), и подтверждена в документах военного планирования в январе 2018 г. Министр обороны Дж. Мэттис заявил, что войны с Россией и Китаем — как с главными стратегическими конкурентами Америки — теперь становятся приоритетами, отодвигая на второй план борьбу с терроризмом. Рано или поздно политика сдерживания России должна была привести к такому моменту истины. Ее инерция огромна, особенно в свете антироссийской истерии в США в связи с победой Д.Трампа на президентских выборах. А военные, в свою очередь, должны обеспечить доверие друзей и потенциальных противников к своей способности «одержать верх» в любых условиях, включая и эти вдруг возникшие. Так как же собираются они решать эту задачу?

В последние дни официальные представители США и Великобритании выступили с заявлениями, которые позволяют судить о том, как видится на Западе «большая война» (то есть с Россией) в Европе. Эта новация появилась в первой Стратегии национальной безопасности Администрации Д. Трампа, утвержденной в декабре прошлого года (см. мой материал по Стратегии на сайте РСМД), и подтверждена в документах военного планирования в январе 2018 г. Министр обороны Дж. Мэттис заявил, что войны с Россией и Китаем — как с главными стратегическими конкурентами Америки — теперь становятся приоритетами, отодвигая на второй план борьбу с терроризмом.

В период холодной войны у США были различные планы ведения «полутора войн» и т.д. с одной из них — полномасштабной — в Европе, то есть с Советским Союзом. Тогда все было понятно: советская угроза рассматривалась как экзистенциальная и война с применением обычных вооружений мыслилась как неизбежно переходящая в ядерную. Сохранялась двусмысленность по части характера, обстоятельств, географии и целей применения ядерного оружия в Европе. Существовал и продолжает существовать Комитет ядерного планирования в НАТО, что акцентирует «ядерную» природу Альянса.

Теперь «российская угроза» не рассматривается, по крайней мере в открытых документах, как экзистенциальная, т.е. требующая от государства задействования всех имеющихся средств, необходимых для обеспечения его выживания (total commitment). Отношения в треугольнике США — Россия — Китай подаются в парадигме емкого в английском языке термина competition (конкуренция/соперничество/соревнование) и rivals (соперники). Другими словами, речь идет о переиздании американцами советской доктрины мирного сосуществования как средство дать определение отношениям где-то между «союзниками и друзьями» и противниками. В холодную войну такой середины не было. Новация логичная, поскольку указывает на признание необходимости научиться строить отношения суверенного равенства с другими ведущими государствами мира, уже не являющимися врагами. Опыт таких отношений был только с СССР. Можно предположить, что именно отсутствие таких навыков в парадигме партнерства стало одной из причин неприглашения России в НАТО в начале 1990-х гг.

Похоже, сохраняется неопределенность в том, как в новых условиях соотносятся война с применением только обычных вооружений и ядерная, но прежней жесткой их увязки уже нет. Это можно отнести на счет того, что в период после окончания холодной войны США впервые осознали для себя возможность «обычной» войны с равным по силе и технической оснащенности противником. Чтобы это переварить, требуется время. Дело в том, что высокотехнологичные и эффективные системы вооружений — противокорабельные, включая «убийц авианосцев», и иные крылатые и баллистические ракеты наземного, морского и воздушного базирования, а также ПВО/ПРО — уже состояли на вооружении у Советского Союза, но не применялись на деле в силу понятных причин.

Сейчас ситуация коренным образом изменилась. Не следует забывать и о распространении таких уже модернизированных систем, поскольку Россия ими торгует. Все это повышает, причем значительно, порог применения военной силы в современных международных отношениях. Собственно, их можно назвать «хранителями мира», тем более что крайне высока символическая цена таких целей, как, например, авианосцы. Получается, что самый надежный способ обеспечить безопасность таких уязвимых «платформ» — это высокий уровень доверия и взаимопонимания в указанном треугольнике, но этого нет — отсюда вся проблема. Рано или поздно политика сдерживания России должна была привести к такому моменту истины. Ее инерция огромна, особенно в свете антироссийской истерии в США в связи с победой Д.Трампа на президентских выборах. А военные, в свою очередь, должны обеспечить доверие друзей и потенциальных противников к своей способности «одержать верх» в любых условиях, включая и эти вдруг возникшие. Так как же собираются они решать эту задачу?

Новый министр обороны Великобритании Г. Уильямсон заявил в интервью консервативной «Дейли телеграф», что Россия может быстро напасть на Британские острова, да еще нанести удар по объектам критической инфраструктуры, таким как электростанции, что приведет, по его словам, к тысячам жертв среди мирного населения. Такое запугивание населения в контексте, как выяснилось, подготовки новых документов военного планирования англичан, получило должную оценку общественного мнения. Отреагировало и наше Минобороны, усомнившееся в адекватности британца. Накануне о возможных «враждебных действиях» России предупреждали британские военные. Но в ответ на истерию своего министра источники в кругах военной разведки и Штаба правительственной связи (радиотехническая/электронная разведка) заявили «Санди таймс», что тот вел себя «дилетантски» и «мог использовать засекреченную информацию, частично полученную от союзников». И вообще, они не хотели бы «заниматься спекуляциями (на предмет числа жертв) и поднимать панику». Затем зам. председателя Объединенного комитета начальников штабов США П. Сельва выступил с заявлением о возможном характере войн с Россией и Китаем. Для России это преимущественно сухопутные операции с участием ВВС, но «дебют» ожидается на море. Пока это все.

Из доступной информации следует, что США либо ограничатся нападением на нашу территорию на Балтике, в Арктике и на Черном море, либо, как в свое время дважды Германия вторгалась во Францию через территорию Бельгии, нарушат территорию Беларуси и Украины, которые тогда станут главным театром военных действий (ТВД) на суше. Морские операции, видимо, будут иметь целью обеспечить доступ к сухопутному ТВД, поскольку указанные выше российские системы, квалифицируемые Пентагоном как «отрицающие доступ к ТВД», сосредоточены, согласно западным военным экспертам, в четырех «укрепрайонах» — на Кольском полуострове, в Калининградской области, в Крыму и в Сирии. Но чтобы перебросить сухопутные силы потребуется время с момента объявления войны (такое сосредоточение сил и средств для войны в Ираке потребовало нескольких месяцев и происходило в условиях полной безопасности). Наши военные вряд ли будут за этим наблюдать сложа руки, даже если не будет формального объявления войны.

Другой момент следует из «британского источника»: война предвидится как обмен ударами по критической инфраструктуре на глубину без всяких сухопутных операций и танковых колонн, на что в зависимости от размеров той или иной страны, надо полагать, уйдут часы или дни. Воевать вроде как уже будет невозможно, да и чего ради, если чужая территория никому не нужна, а все, видимо, сводится к силовому «подкреплению аргументов в споре» (to make the point). Вопрос, в споре о чем — евробезопасности? Защитить всю критическую инфраструктуру физически невозможно. К этому следует добавить необходимость получить согласие парламентов всех стран НАТО или «коалиции желающих» на начало войны с Россией. Более того, любое враждебное сосредоточение войск вблизи нашей границы уже послужило бы достаточным поводом для ответных действий с нашей стороны.

Россия ни на кого нападать не собирается. Остается главный вопрос — о целях войны с Россией. Ответом на него, видимо, и служит информационная кампания о некой «врожденной агрессивности» России. Получается абсурд, который Вашингтон будет при помощи англичан продавать союзникам в Европе, чтобы те раскошелились на приобретение новых американских вооружений и загрузку заокеанского ВПК, что прописано в Стратегии нацбезопасности. Пока только в этом видится реальный смысл идеи «большой войны в Европе», которая еще больше обострит напряженность на нашем континенте, будет работать на ремилитаризацию всей европейской политики и объясняет незаинтересованность США в урегулировании на востоке Украины на основе Минских соглашений, раз уж союзники дали себя загнать в ловушку антироссийской политики.

(Голосов: 4, Рейтинг: 3)
 (4 голоса)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся