Распечатать
Оценить статью
(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Поделиться статьей
Пётр Кортунов

Магистр МГИМО МИД России, программный ассистент РСМД

Колонка: Политические процессы на Ближнем Востоке

Резолюция Совета Безопасности ООН 2231 стала важнейшим международно-правовым актом, закрепившим на уровне ООН результат международных усилий по решению вопроса иранской ядерной программы. После ее принятия между Ираном, группой P5+1 (постоянные члены СБ ООН и Германия) и Европейским союзом был достигнут временный компромисс относительно темпов и направления развития Ираном его атомной сферы в обмен на снятие экономических санкций. Основной целью резолюции является установление таких ограничений ядерной программы Ирана, которые позволят не допустить возможности изготовления государством ядерного оружия. Иран, находясь под тяжелым бременем санкций, согласился начать переговоры относительно требуемых ограничений, результатом чего и стала разработка Совместного всеобъемлющего плана действий и последующее принятие Резолюции СБ ООН 2231.

Участники соглашения, выразившие намерение продолжить выполнение своих обязательств в отношении Ирана, рассматривают соглашение в качестве инструмента, основной (и единственной) задачей которого является недопущение изготовления ядерного оружия в Иране. С этой точки зрения резолюция создает практичный механизм для противодействия иранской ядерной программе — положения резолюции ударяют по всем важным сферам иранской программы, ограничивая ее мирным руслом. При этом процесс создания ядерного оружия не просто «замораживается», но, скорее, «откатывается» назад, сводя на нет большую часть прогресса, достигнутого на этом направлении. Так, положения резолюции обязуют Иран избавиться от значительной части запасов обогащенного урана, переоборудовать сооружения для обогащения урана и атомный реактор «Арак», существенно сократив при этом их производственные возможности. Таким образом, даже в том случае, если Иран примет решение выйти из сделки и снова вернуться к неограниченному развитию своей ядерной программы, ему потребуется приложить немало усилий для достижения былого уровня развития программы.

Вашингтон же рассматривает иранскую проблему с иного ракурса. Для Соединенных Штатов Иран — это не ряд взаимосвязанных проблем, а, скорее, один большой источник угрозы их союзникам на Ближнем Востоке, бороться с которым следует комплексно.

Резолюция Совета Безопасности ООН 2231 стала важнейшим международно-правовым актом, закрепившим на уровне ООН результат международных усилий по решению вопроса иранской ядерной программы. После ее принятия между Ираном, группой P5+1 (постоянные члены СБ ООН и Германия) и Европейским союзом был достигнут временный компромисс относительно темпов и направления развития Ираном его атомной сферы в обмен на снятие экономических санкций. Основной целью резолюции является установление таких ограничений ядерной программы Ирана, которые позволят не допустить возможности изготовления государством ядерного оружия. Иран, находясь под тяжелым бременем санкций, согласился начать переговоры относительно требуемых ограничений, результатом чего и стала разработка Совместного всеобъемлющего плана действий и последующее принятие Резолюции СБ ООН 2231.

Резолюция имеет огромное значение для процесса урегулирования Иранского вопроса — в ней детализируются конкретные действия, которые Иран обязан предпринять в отношении своей ядерной программы, а также этапы постепенного снятия санкций со стороны США и ЕС. Тем не менее, несмотря на изначальный успех соглашения (МАГАТЭ подтвердило, что Иран добросовестно выполняет свои обязательства, в ответ на что с Ирана была снята большая часть экономических санкций), сегодня жизнеспособность резолюции вызывает определенные сомнения. Такие опасения прежде всего связаны с решением Дональда Трампа об одностороннем выходе США из сделки и возобновлении прежнего санкционного режима в отношении Ирана. С точки зрения президента Соединенных Штатов, условия сделки неоправданно мягки в отношении Ирана и не принимают во внимание иранскую баллистическую программу, его присутствие на территории Сирии и Ирака, поддержку террористических организаций (по мнению США) в регионе, а также ряд других угроз, исходящих от Ирана. В свете последних событий представляется особенно интересным изучение вопроса, насколько способна препятствовать Тегерану на его пути к изготовлению ядерного оружия принятая Резолюция и в каких областях.

Основной блок ограничений ядерного сектора Ирана коснулся регулирования производства и использования обогащенного урана в стране. Уран является одним из двух разновидностей радиоактивных веществ, используемых для изготовления ядерного заряда. Однако сложность заключается в том, что обогащенный уран также применяется в качестве топлива, загружаемого в атомный реактор. В связи с этим наличие у государства обогащенного урана всегда вызывает закономерные опасения — для чего именно будет использован радиоактивный элемент, в мирных или в военных целях? Дать ответ на этот вопрос не всегда просто, так как при наличии времени и соответствующего оборудования «топливо для реактора» может быть преобразовано в ядерное оружие. Однако не всякий уран можно использовать в военных целях. Разрушительный потенциал урана варьируется в зависимости от степени его обогащения — в качестве топлива для ядерного реактора может быть использован низкообогащенный уран (1-20%), в то время как для создания ядерного оружия требуется уран высокообогащенный (более 20%). Обогащение урана происходит искусственно (натурально обогащенного урана в природе практически не существует) с использованием атомных центрифуг. Следовательно, основная проблема заключается в том, чтобы найти способ ограничить запасы урана государства таким образом, чтобы не допустить возможности его использования в военных целях. Резолюция предусматривает ряд подобных ограничений.

Во-первых, документом устанавливаются лимиты по степени обогащения урана, которые Иран обязуется не переступать. Обогащение урана должно происходить исключительно до степени пригодности к использованию в качестве топлива для атомного реактора, установленной резолюцией (3,67%). Любые запасы урана, обогащенность которых превышающие эту отметку, должны быть реализованы на международном рынке или обеднены до приемлемой степени. Во-вторых, на иранские запасы урана наложены количественные ограничения. В соответствии с положениями резолюции, Иран имеет право хранить лишь определенный объем обогащенного урана, необходимый для обеспечения функционирования атомного реактора. Допустимый объем установлен в 300 кг, в связи с чем Ирану пришлось отказаться от 98% всех своих запасов обогащенного урана. Любой объем обогащенного урана, превышающий установленную отметку должен быть обеднен до природного состояния, реализован на международном рынке или же преобразован в пластичные твэлы для использования на реакторе. Дополнительно положения резолюции обязывают Иран временно отказаться от большей части своих функционирующих центрифуг, используемых для обогащения урана. При этом иранская сторона согласилась временно отказаться от центрифуг нового поколения и ограничиться рядом относительно устаревших, не способных быстро и эффективно обогащать радиоактивное вещество.

Юлия Свешникова:
Изгнание духа СВПД

Кроме того, иранская деятельность по обогащению урана ограничивается по территориальному признаку. В частности Иран принял на себя обязательство ограничить обогащение урана единственным ядерным объектом на территории города Нетенз, где должно осуществляться как непосредственное обогащение вещества, так и проведение исследований в сфере развития технологий обогащения. При этом Иран обязуется завершить обогащение урана вблизи деревни Фордо и переоборудовать ядерный объект в центр научных исследований в области ядерной энергии, физики и технологий.

Однако уран — не единственный радиоактивный элемент, используемый для создания атомного оружия. Альтернативным вариантом является плутоний. Как и уран, плутоний может использоваться для достижения разных целей — как для мирного получения энергии, так и для создания ядерного оружия. При этом особую опасность представляют ядерные реакторы, работающие на тяжелой воде, так как такая конструкция позволяет производить максимальные объемы оружейного плутония. Резолюция наложила ограничения на единственный иранский исследовательский реактор, использующий тяжелую воду, «Арак», тем самым минимизировав риски, связанные с его эксплуатацией. В соответствии с резолюцией, Иран взял на себя обязательства по модернизации реактора таким образом, чтобы минимизировать производство плутония, а также полностью исключить производство плутония, пригодного для использования в изготовлении атомного оружия. На протяжении всего жизненного цикла реактора отработанное топливо должно вывозиться за пределы Ирана. В течение 15-ти лет Иран обязался не конструировать ядерные реакторы, работающие на тяжелой воде, а также не превышать допустимые объемы хранения тяжелой воды. Весь объем тяжелый воды, выходящий за пределы установленных норм, должен быть вывезен за пределы страны для последующей реализации. Объем тяжелой воды, необходимый для полноценной работы ядерного реактора «Арак», оценивается в 130 метрических тон до его модернизации и в 90 метрических тон после ее окончания, включая объем тяжелой воды, загруженной в реактор.

Отдельного внимания заслуживает механизм урегулирования конфликтов между участниками иранской сделки, установленный резолюцией. В том случае, если одна из сторон полагает, что со стороны другой имеются нарушения положений резолюции, она имеет возможность обратиться в Совместную комиссию для урегулирования конфликта. По общему правилу решение комиссии должно быть принято в течение 15-ти суток с момента подачи заявления, но по обоюдному согласию сторон срок может быть продлен. После провозглашения решения каждая из сторон имеет право обратиться к своему министру иностранных дел в том случае, если она полагает, что вопрос соблюдения обязательств не разрешен. Если одна из сторон не согласна с принятым решением, положения резолюции закрепляют за ней право на обращение к Консультативному совету. Совет формируется из трех экспертов, двое из которых выбираются сторонами, а в качестве третьего назначается независимый эксперт. В течение 15-ти суток Консультативный совет обязан принять решение, не имеющее обязательной юридической силы для сторон. В том случае, если по истечении 30-дневного периода конфликт сторон остается неурегулированным, Совместная комиссия имеет право в течение пяти дней рассмотреть решение Консультативного совета для урегулирования вопроса. В том случае, если конфликт продолжает оставаться неразрешенным, а обратившаяся сторона все еще полагает, что имеет место грубое нарушение обязательств, она вправе считать такие претензии достаточным основанием для прекращения выполнения своих обязательств по соглашению частично или полностью. В случае невозможности разрешения конфликта, вопрос может быть передан на рассмотрение в Совет Безопасности ООН. Он принимает к сведению заявление, а также доказательства того, что обращающаяся сторона добросовестно воспользовалась всеми возможностями, предоставленными механизмом разрешения споров. В таком случае Совет Безопасности начинает голосование по вопросу о том, стоит ли оставлять в силе снятие санкций ООН со стороны, допустившей нарушение положений резолюции. Если резолюция по вопросу не принимается в течение 30-ти дней с момента обращения одной из сторон в СБ, то санкции накладываются автоматически при условии, что Совет Безопасности не решит иначе. Иран также заявил, что в том случае, если санкции против Ирана будут возобновлены полностью или частично, Иран получит аналогичное право на прекращение исполнения своих обязательств по соглашению частично или в полном объеме.

Важной гарантией соблюдения Ираном взятых на себя ограничений развития атомной сферы является режим предоставления членам МАГАТЭ возможности осуществлять контроль ядерной деятельности Ирана. Специфика работы ядерных объектов такова, что без тщательного мониторинга их деятельность может быть перенаправлена из мирного в военное русло. В связи с этим резолюция предусматривает широкие возможности для членов МАГАТЭ по надзору за деятельностью Ирана в атомной сфере. Резолюция наделяет членов МАГАТЭ правами на проведение как дистанционного контроля, так и на осуществление проверок «на месте». Иран обязуется совместно с МАГАТЭ обеспечить свои ядерные объекты специальным оборудованием, позволяющим экспертам МАГАТЭ круглосуточно дистанционно контролировать их деятельность. Для более полного контроля со стороны МАГАТЭ Иран обязуется принять ряд мер для упрощения проверок «на месте». Во-первых, число экспертов МАГАТЭ, постоянно пребывающих на территории атомных объектов Ирана, должно быть увеличено до 120–150 человек. Во-вторых, власти Ирана обязуются предпринять все усилия для максимального упрощения доступа экспертов на территорию государств и их работы. В частности это может быть реализовано посредством предоставления долгосрочных виз, создания приемлемой рабочей обстановки и так далее.

Положения резолюции закрепляют дополнительные возможности МАГАТЭ на тот случай, если возникнут сомнения относительно добросовестности поведения Ирана. Если по мнению МАГАТЭ деятельность Ирана идет вразрез с положениями резолюции или если на территории государства обнаруживаются незаявленные ранее атомные объекты, члены МАГАТЭ имеют право потребовать от Ирана объяснений его действий. В том случае, если МАГАТЭ сочтет объяснения неубедительными, организация может требовать от Ирана предоставления доступа на интересующие атомные объекты. При этом Иран сохраняет за собой право предложить альтернативные методы, позволяющие МАГАТЭ убедиться, что нарушения Ираном обязательств не были зафиксированы.

Можно ли считать такой режим достаточным для сдерживания Ирана в целом и его ядерной программы в частности? Ответ на этот вопрос зависит от того, в каких именно сферах участники соглашения считают нужным ограничивать Иран. Очевидно, что взгляды США и других участников договора по этому вопросу существенно разнятся. Участники соглашения, выразившие намерение продолжить выполнение своих обязательств в отношении Ирана, рассматривают соглашение в качестве инструмента, основной (и единственной) задачей которого является недопущение изготовления ядерного оружия в Иране. С этой точки зрения резолюция создает практичный механизм для противодействия иранской ядерной программе — положения резолюции ударяют по всем важным сферам иранской программы, ограничивая ее мирным руслом. При этом процесс создания ядерного оружия не просто «замораживается», но, скорее, «откатывается» назад, сводя на нет большую часть прогресса, достигнутого на этом направлении. Так, положения резолюции обязуют Иран избавиться от значительной части запасов обогащенного урана, переоборудовать сооружения для обогащения урана и атомный реактор «Арак», существенно сократив при этом их производственные возможности. Таким образом, даже в том случае, если Иран примет решение выйти из сделки и снова вернуться к неограниченному развитию своей ядерной программы, ему потребуется приложить немало усилий для достижения былого уровня развития программы.

Вашингтон же рассматривает иранскую проблему с иного ракурса. Для Соединенных Штатов Иран — это не ряд взаимосвязанных проблем, а, скорее, один большой источник угрозы их союзникам на Ближнем Востоке, бороться с которым следует комплексно. Так, в своем обращении Майк Помпео выдвинул список из 12-ти условий, выполнив которые Иран может рассчитывать на снятие экономических санкций. И более строгие ограничения в области ядерного сектора — лишь одно из них. Кроме этого, США требуют от Ирана полностью вывести войска из Сирии, остановить развитие своей баллистической программы, прекратить оказывать содействие таким организациям как «Хамас» и «Хезболла» и т.д. С точки зрения Вашингтона, в отношении Ирана ни в коим случае не следует допускать никаких полумер, так как это не только не решит проблему иранской угрозы, но лишь предоставит государству дополнительное время и возможности для упрочнения своих экономических и политических позиций на Ближнем Востоке. Определенные опасения вызывают и сроки, в течение которых Иран обязуется ограничивать свою ядерную программу. Действие резолюции не бессрочно, но ограничено сравнительно коротким 15-летним периодом, по истечении которого Иран будут связывать лишь его обязательства по договору о нераспространении ядерного оружия.

(Голосов: 11, Рейтинг: 5)
 (11 голосов)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся