Распечатать
Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Александр Крамаренко

Директор по развитию Российского совета по международным делам

Колонка автора: Европейская политика

Мне доставляет удовлетворение выступить в нашей дискуссии, тему которой я считаю исключительно своевременной и полезной в сложившемся глобальном и региональном контексте. Примитивной реакцией на нынешнее затянувшееся обострение между Западом и Россией, а именно оно определяет атмосферу европейской политики, было бы закрыть все каналы общения и свернуть сотрудничество по всем линиям. Собственно, так оно и произошло в сфере наших межгосударственных, прежде всего политических, отношений в последние пять лет. Пять лет — срок немалый, особенно по меркам нашего времени, когда все указывает на вызревший эндшпиль всей геополитической ситуации после окончания холодной войны, а эндшпиль всегда сопряжен с резким ускорением развития событий, иногда с обвальным сценарием.

Тезис об эндшпиле можно оспаривать. Но кто мог подумать, когда Россию исключали из «восьмерки», что Евросоюз столкнется с Брекзитом и миграционным кризисом, а Еврозона — с греческим кризисом, что Запад получит Трампа в Белом доме с его неоизоляционистской повесткой дня, намерением выйти из глобализации и даже свернуть контролируемую США глобальную систему/империю, переведя отношения с союзниками и друзьями на транзакционную основу?

Выступление на конференции «Регион Балтийского моря: от сдерживания к диалогу» (Санкт-Петербург, 16 ноября 2018 г.)

Мне доставляет удовлетворение выступить в нашей дискуссии, тему которой я считаю исключительно своевременной и полезной в сложившемся глобальном и региональном контексте. Примитивной реакцией на нынешнее затянувшееся обострение между Западом и Россией, а именно оно определяет атмосферу европейской политики, было бы закрыть все каналы общения и свернуть сотрудничество по всем линиям. Собственно, так оно и произошло в сфере наших межгосударственных, прежде всего политических, отношений в последние пять лет. Пять лет — срок немалый, особенно по меркам нашего времени, когда все указывает на вызревший эндшпиль всей геополитической ситуации после окончания холодной войны, а эндшпиль всегда сопряжен с резким ускорением развития событий, иногда с обвальным сценарием.

Тезис об эндшпиле можно оспаривать. Но кто мог подумать, когда Россию исключали из «восьмерки», что Евросоюз столкнется с Брекзитом и миграционным кризисом, а Еврозона — с греческим кризисом, что Запад получит Трампа в Белом доме с его неоизоляционистской повесткой дня, намерением выйти из глобализации и даже свернуть контролируемую США глобальную систему/империю, переведя отношения с союзниками и друзьями на транзакционную основу? А нарастание протестных настроений в самой Европе, включая обнуление партийно-политической системы во Франции и итоги парламентских выборов в Германии, Италии и целом ряде других стран? Одновременно не произошло никакой «российской агрессии»: сколько еще ее можно ждать? Прошли очередные российские маневры «Запад» и серия маневров НАТО, в том числе в непосредственной близости от российской границы в Арктике, а предсказания о военной конфронтации Запада с Россией так и не материализовались. Наверное, из этого надо делать какие-то выводы. Сколько можно ждать худшего сценария развития событий и этим оправдывать свое бездействие?

Нет сомнений в том, что граждане наших стран не могут серьезно влиять на происходящее на политическом уровне, на геополитику, где ставки определяются правительствами и элитами. Но рано или поздно там все разрешится, и скорее рано, чем поздно. Почему надо терять время для развития регионального сотрудничества, причем по насущным вопросам, затрагивающим интересы живущих там людей? Они не ждут. Более того, сама ткань этого сотрудничества, осуществляемого на деполитизированной основе, будет работать на поддержание навыков диалога и взаимодействия, которые будут востребованы и на уровне правительств. По сути, речь идет о коммуникативном действии на международном уровне.

Приведу пример из нашего опыта на британском направлении. Несмотря на политические сложности, а им несть числа — дело А. Литвиненко, дело Скрипалей и все инвективы официального Лондона по адресу Москвы, все эти годы продолжалось поддержание активных торгово-экономических связей и культурных обменов между нашими странами. С лета 2014 года в течение трех лет Посольство России проводило, в том числе с участием местных властей, награждение британских ветеранов Арктических конвоев медалью Ушакова. Не только в этой связи, но и по другим поводам мы могли убедиться в том, что чем дальше от Лондона и центральных властей, тем лучше и спокойнее отношение к России, тем больше скепсиса по поводу стратегий — «больших» и малых — собственных правительств в отношениях с Москвой. Словом, одно не исключает другого, скорее требует активизации гуманитарных контактов, любых видов неправительственного и регионального сотрудничества во взаимных интересах.

Яркий пример такого давно назревшего подхода демонстрирует германский Фонд Эберта. На днях в Российском совете по международным делам состоялась презентация проекта его регионального бюро в Вене «Острова сотрудничества», подготовленного рабочей группой «Свежий взгляд на восточноевропейские тенденции» (Fresh Look at Eastern European Trends — FLEET). Его философия — воплощение здравого смысла: уход от «парадигмальных, заряженных проектов» в пользу вопросов, где налицо конвергенция интересов, прежде всего практического свойства и где пока невозможен прогресс по межправительственной линии, с подходом к ним с «нормативно нейтральных позиций». Причем формат трехсторонний — между ЕС, Россией и странами общего соседства. Кстати, именно на таком трехстороннем подходе настаивала Россия применительно к реализации Восточного партнерства ЕС и затем Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговле между ЕС и Украиной.

Какие проекты предлагаются? Налицо стремление заодно показать сохраняющееся значение ОБСЕ, о которой уже многие забыли, и потому по одному проекту из каждой из её трех «корзин». Во-первых, выработка «матрицы восприятия угроз» и создание интернет-платформы для дебатов по вопросам европейской безопасности. Во-вторых, проблема микро-кредитования с фокусом на перемещенных лиц в связи с конфликтом в Донбассе как на территории Украины, так и в России. В-третьих, обзор подходов и лучших практик государств ОБСЕ в сфере радикализации и противодействия насильственному экстремизму, ведущему к терроризму, с подготовкой соответствующего руководства-учебника ОБСЕ. Из этого видно, что пришло время для такого рода работы, которая послужит вкладом в «возвращение к конструктивным контактам и постепенное восстановление взаимного доверия». Рад рекламировать проект Фонда Эберта, который, к тому же, причастен и к проведению нынешней конференции.

Уверен, что в регионе Балтийского моря вопросов и тем для такого сотрудничества больше чем достаточно. Экология, судоходство, контакты между людьми, туризм, культурные проекты, общее историческое наследие. Уверен, что на этом подробно остановятся коллеги на последующих сессиях конференции. Но хочу подчеркнуть главный тезис: нельзя терять времени в условиях нынешней комплексной трансформации в Евро-Атлантике, которая продлится не одно десятилетие и решительного перелома в которой можно ожидать уже в ближайшие годы. Еще один раунд выборов в Америке и Европе, и этот перелом может стать реальностью. Активная работа на этом направлении будет только приближать позитивный исход данного процесса. Россия уже 30 лет находится в состоянии радикальной трансформации. Надо полагать, что на очереди другие страны региона, элиты которых поспешили изъять себя из действия универсальных законов исторического развития. Промежуточные выборы в США показали, что Трамп — не случайность, это всерьез и надолго. А заявление Э. Макрона о «европейской армии» якобы для защиты от Китая, России и США может говорить о степени растерянности европейских элит, от которых пока тоже ничего не приходится ждать. Не сидеть же сложа руки!

И поэтому тему «От сдерживания к диалогу» я бы трактовал в русле перехода от большой политики, зашедшей в тупик, в измерение практического и прагматического сотрудничества и диалога по линии регионов, региональных властей и институтов гражданского общества. Надо просто расслабиться, забыть о НАТО, Евросоюзе и т.д. и заняться конкретными малыми делами. С Балтики начиналось вхождение России в Европу 300 лет назад: достаточно вспомнить соратников Петра из числа иностранцев и то, на каких языках говорили в его окружении. И теперь этот регион может показывать пример другим. Он в любом случае будет в перспективном тренде европейской политики, выстраивая ее нижний, деполитизированный ярус — Европу регионов.

Оценить статью
(Нет голосов)
 (0 голосов)
Поделиться статьей
Бизнесу
Исследователям
Учащимся