Распечатать Read in English
Оценить статью
(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)
Поделиться статьей
Андрей Кортунов

К.и.н., генеральный директор и член Президиума РСМД, член РСМД

Хотелось бы задать простой вопрос сторонникам паузы в российско-американских отношениях: а как долго, по их мнению, нужно держать эту паузу? Ещё Уильям Сомерсет Моэм предостерегал от коротких пауз: «Никогда не делай паузу без нужды. А уж если взял паузу, то тяни её, сколько сможешь! Чем больше артист — тем больше у него пауза». Так сколько нам всем нужно ждать? Ещё два года — до следующих президентских выборов? А что, если Дональд Трамп будет успешно переизбран на следующий срок, или если его преемник не сумеет преодолеть нынешний раскол американского общества?

В толпе друг друга мы узнали,

Сошлись и разойдёмся вновь.

Была без радостей любовь,

Разлука будет без печали.

М.Ю.Лермонтов

Пожалуй, это четверостишие Михаила Лермонтова лучше всего характеризует доминирующие в экспертных кругах ожидания от запланированной на 11 ноября парижской встречи лидеров России и США, которая должна пройти в кулуарах многостороннего мероприятия в связи со столетием окончания Первой мировой войны.

Пессимизма в оценку предстоящего события добавил и сам американский президент, заявивший, что он пока понятия не имеет, о чём собирается говорить во Франции со своим российским коллегой. В Москве поспешили заявить, что встреча в Париже планируется в рамках подготовки к более продолжительному и более обстоятельному разговору в Буэнос-Айресе, на полях саммита «Большой двадцатки» 30 ноября — 1 декабря. А уж разговор в столице Аргентины должен обозначить начало практической работы по планированию полноценного двустороннего саммита в Вашингтоне в 2019 году.

Есть мнение, что Владимиру Путину и Дональду Трампу вообще незачем встречаться — ни в Париже, ни в Буэнос-Айресе, ни тем более в Вашингтоне.

Все имеющиеся на данный момент разнообразные эпизоды личного общения двух лидеров — в Гамбурге, в Дананге и, наконец, в Хельсинки — если что-то и меняли в отношениях между Россией и США, то уж явно не в лучшую сторону. Проверенный десятилетиями и, казалось бы, безотказный, как автомат Калашникова, механизм двусторонних саммитов между Москвой и Вашингтоном при Трампе начал давать явные сбои и осечки. Идея взять паузу в общении на высшем уровне неоднократно высказывалась в последнее время как американскими, так и российскими экспертами. И нельзя сказать, что идея паузы не имеет под собой никаких оснований.

Во-первых, до тех пор, пока отношения с Россией остаются одним из основных плацдармов противостояния Белого дома и политических оппонентов нынешней администрации внутри США, любые позитивные итоги общения Дональда Трампа с Владимиром Путиным будут интерпретироваться большей частью американского истеблишмента как неоправданные уступки, беспринципные компромиссы и поражение столь нелюбимого истеблишментом президента.

В обстановке острой политической паранойи даже полная и безоговорочная капитуляция Москвы наверняка воспринималась бы в Вашингтоне как очередная коварная уловка злонамеренного Путина и очередной внешнеполитический провал самовлюблённого, наивного и некомпетентного Трампа.

Игорь Иванов:
Дорога в никуда

Во-вторых, своеобразный дипломатический стиль американского президента не позволяет рассчитывать на то, что договорённости, достигнутые в ходе личной встречи с российским лидером, не будут подвергнуты последующим коррекциям, субъективным интерпретациям или вообще одностороннему пересмотру. Даже и в том маловероятном случае, если на президента не будет давить Конгресс и его же собственная бюрократия. Дональд Трамп никогда не скупился на похвалы своим собеседникам — от Эммануэля Макрона и Джастина Трюдо до Си Цзиньпина и Ким Чен Ына, особенно непосредственно после личных встреч с ними. Но эти похвалы ничуть не мешали Трампу последовательно наращивать давление на всех упомянутых в его твитах «замечательных парней». Нет никаких оснований полагать, что Владимир Путин будет исключением из правил.

И всё-таки трудно согласиться с идеей о желательности паузы в российско-американском диалоге на высшем уровне. Отсутствие такого диалога между двумя ведущими игроками в сфере международной безопасности не просто ненормально, но и опасно — особенно в нынешней обстановке многочисленных региональных кризисов и глобальной нестабильности. Взаимодействие российских и американских военных в Сирии, консультации высокопоставленных дипломатов по проблемам Корейского полуострова, периодические встречи Джона Болтона и Николая Патрушева, безусловно, полезны и важны. Но они не могут подменить встречи на уровне лидеров двух стран, по крайней мере — по производимому политико-психологическому эффекту.

Пока Трамп и Путин регулярно общаются, мир может спать спокойно. Стало быть, регулярные встречи нужны хотя бы как средство глобальной психотерапии.

Кроме того, в нынешних условиях существенно повышается ценность любых — пусть сугубо ситуативных, тактических, точечных и технических договорённостей. Да что там договорённости — даже минимальное сближение позиций по Сирии или по Украине, по ДРСМД или по Ирану, по дипломатической собственности или по посольскому персоналу — уже было бы достижением. Не победой, не разрешением фундаментальных противоречий, но хоть каким-то шагом вперёд. И пока сохраняется малейшая возможность сделать этот шаг, пренебрегать ею было бы неразумно и безответственно.

Наконец, хотелось бы задать простой вопрос сторонникам паузы в российско-американских отношениях: а как долго, по их мнению, нужно держать эту паузу? Ещё Уильям Сомерсет Моэм предостерегал от коротких пауз: «Никогда не делай паузу без нужды. А уж если взял паузу, то тяни её, сколько сможешь! Чем больше артист — тем больше у него пауза».

Насколько можно судить, политический и социальный кризис в Соединённых Штатах — это всерьёз и надолго. Следовательно, России и всему остальному миру ещё длительное время придётся иметь дело со сложным, часто непоследовательным, не всегда предсказуемым, подчас не вполне рациональным американским партнёром. При том, что очень многие проблемы мировой политики в принципе невозможно решить без участия Вашингтона. Тем более невозможно, если Вашингтон будет занимать позицию спойлера, что в некоторых ситуациях уже происходит — сошлёмся хотя бы на многостороннее ядерное соглашение с Ираном или Парижское соглашение по климату.

И сколько нам всем нужно ждать? Ещё два года — до следующих президентских выборов? А что, если Дональд Трамп будет успешно переизбран на следующий срок, или если его преемник не сумеет преодолеть нынешний раскол американского общества?

Конечно же, от встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Париже не стоит ожидать великих свершений. Разговор, по всей видимости, будет сугубо конкретным, предельно деловым и не слишком продолжительным. Обе стороны заинтересованы в эффективном «управлении ожиданиями», чтобы встреча не воспринималась как очередной провал. Очевидно, нужно — особенно американской стороне — извлечь соответствующие уроки из опыта Хельсинки, когда администрации Трампа удалось, образно говоря, «вырвать поражение из пасти победы». В Париже Белому дому должно быть немного легче, чем в Хельсинки — уже потому, что после завершения промежуточных выборов в Конгресс тема российского вмешательства, хотя и не уйдёт из американского политического дискурса, но неизбежно утратит свою недавнюю остроту.

Перефразируя старую британскую шутку, можно сказать, что отношения между Россией и США подобны сексу между слонами: взаимодействие должно происходить на самом высоком уровне, оно всегда сопровождается многочисленными шумовыми эффектами, неуклюжими и неловкими движениями, длится весьма долго, а его практические результаты даже в лучшем случае проявляются очень нескоро. Тем не менее все сопутствующие слоновьему коитусу обстоятельства — совсем не повод для этих замечательных животных принять целибат.

Впервые опубликовано на сайте Международного дискуссионного клуба «Валдай».

(Голосов: 12, Рейтинг: 4.67)
 (12 голосов)

Прошедший опрос

  1. Какой исход выборов в Конгресс США, по вашему мнению, мог бы оказать положительное влияние на российско-американские отношения в краткосрочной перспективе?

    Ни один из возможных результатов не способен оказать однозначного влияния  
     181 (71%)
    Большинство республиканцев в обеих палатах  
     46 (18%)
    Большинство демократов в обеих палатах  
     27 (11%)
Бизнесу
Исследователям
Учащимся